Создавая свою кредитную историю, Вы создаете себе будущее
Главная / Пресс-служба / Пресса о нас / Сумерки вчерашних богов // Эксперт

Сумерки вчерашних богов // Эксперт

07.09.2015
НИ ДАТЬ, НИ ВЗЯТЬ

Потребительские кредиты стали проблемой для банков и заемщиков. Как выйти из тупика?
Модель высокомаржинального кредитования, казавшаяся такой беспроигрышной, продемонстрировала свою нежизнеспособность и привела своих адептов на грань банкротства. Выживут только те, кто сможет открыть для себя новые рынки

Недавно автор этих строк впервые в жизни столкнулся со службой по работе с просроченной задолженностью крупного российского банка. Поначалу проблема заключалась в полутора тысячах рублей долга по транспортной карте "Русского стандарта". Сама карта размагнитилась еще в июне, заменить ее на новую никак не получалось - в отделение не могли завезти новые чипированные карты. Спустя месяц был начислен долг за июньские поездки. "Вы не пропускали ни одного платежа за два года, банку не хотелось бы терять такого клиента. Если долг не будет уплачен в течение дня, штраф может достигать полутора тысяч рублей", - заявила сотрудница банка. Затем оказалось, что неустойка составит не полторы тысячи, а всего сто рублей - на первый раз. Но даже согласие заплатить эту сумму не помогло прекратить разговор, увещевания продолжились. Испорченная кредитная история, возможность передачи долга коллекторам, звонки по всем указанным телефонам, юридические проблемы - в банке "Русский стандарт" прекрасно знали, чем грозит нарушение кредитного договора. Такая настойчивость понятна. По результатам первого полугодия просроченная задолженность "Русского стандарта" составляла 55,3 млрд рублей (по данным сайта Banki.ru) - это 28% портфеля. Так что внимательно относятся здесь даже к откровенно гомеопатическим долгам.

Выдохнули?
Июль оказался знаковым месяцем для розничного кредитования. Об этом, во всяком случае, свидетельствует статистика Банка России (более свежих данных, за август, еще нет). Во-первых, в июле совокупный портфель кредитов физлицам неожиданно - после шести месяцев сокращения - продемонстрировал рост. Правда, небольшой - всего 0,1% (см. график 1), до 10,73 трлн рублей. Помесячная динамика, конечно, мало информативна, но стоит заметить, что в предыдущий кризис прирост портфелей банкиры смогли показать только спустя 16 месяцев непрерывного (за исключением небольшого всплеска в феврале 2009 года) падения.

Однако всю радость от скромного июльского оживления нивелирует рост просрочки до 836 млрд рублей. Это 7,78% от совокупного портфеля и своеобразный рекорд: в предыдущий кризис просрочка на пике, в июле 2010 года, достигла 7,5%, после чего начала снижаться (см. график 2). Что еще важно отметить: в июле розничное кредитование ушло в минус в годовом выражении. Падение составило 0,7%.

Опрошенные "Экспертом" банкиры и аналитики заметили оживление на рынке; правда, мнения о том, что послужило его основным драйвером, разнятся. В банке "Хоум Кредит", например, наблюдают некоторое оживление в сегменте POS-кредитования. "В июне 2015 года по сравнению с июнем 2014-го наблюдалось падение на 25 процентов, а в июле мы видим падение лишь на 15 процентов, - рассказывает Юрий Андресов, председатель правления банка "Хоум Кредит". - В нашем банке с июня отмечен рост объема выдач POS-кредитов. Это, в частности, связано с высоким сезоном конца лета, когда люди возвращаются из отпусков, готовят детей в школу. В это время ежегодно происходит повышение продаж". Спрос на кредиты наличными отметили в банке ВТБ24: во втором квартале объем обращений вырос более чем вдвое, в третьем тенденция к росту сохраняется.

Позитивные изменения зафиксированы и в сегменте автокредитов. По данным НБКИ и "Автостата", во втором квартале было выдано 133 тыс. новых автокредитов. Это на 35% меньше, чем годом ранее, когда выдачи составили 205,7 тыс., но положительная динамика налицо: в первом квартале было выдано всего 55,3 тыс. кредитов против 194,1 тыс. за аналогичный период 2014 года, а это уже почти 70-процентное падение. Что примечательно, доля кредитных автомобилей в продажах составила 41% - в 2014 году этот показатель не превышал 39,3%, а в январе - марте нынешнего года составлял всего 20,1%. "Важно отметить действие программы государственного субсидирования ставок, - объясняют причины такого мини-бума в пресс-службе банка ВТБ24. - С апреля 2015 года физическим лицам автокредиты обходятся дешевле на семь-восемь процентов (две трети от ключевой ставки ЦБ РФ, которая уже неоднократно менялась). Банки начали внедрять специальные промопрограммы с пониженными ставками, которые, вкупе с госсубсидией, делают автокредиты для клиентов порой вдвое дешевле. Таким образом, для конечного потребителя ставки по автокредитам находятся на уровне 11 процентов по основному объему продаж".

Но настоящим драйвером, удержавшим рынок от тотального падения, стала ипотека. Во-первых, она продолжает расти: нынешний объем ипотечных жилищных кредитов в рублях составляет 3,5 трлн рублей, что на 4% больше, чем в конце 2014 года (см. 3). Конечно, ежемесячные выдачи резко сократились: если в прошлом году они стабильно росли на 30-50% в годовом выражении, то уже в феврале было выдано на 11% меньше кредитов, чем годом ранее, в марте - на 24%. В мае падение достигло своего пика 40% и, по всей видимости, стабилизировалось. Во многом поддержку рынку оказала программа государственного субсидирования, стартовавшая в апреле. Тогда эффект программы оценивался в 400 млрд рублей новых кредитов, выданных до конца года, затем ее объем вырос до 700 млрд рублей. Но не только государственная поддержка помогает рынку держаться на плаву. По данным компании "Русипотека", в выдачах Сбербанка и ВТБ24 (на двоих им принадлежит 81,7% совокупного ипотечного портфеля) доля субсидированных кредитов составляет всего 19,18 и 22,89% соответственно. Дополнительным импульсом для роста жилищного кредитования стало планомерное снижение Банком России ключевой ставки, что позволило игрокам направить свои усилия не только на первичный (именно на него распространяется госпрограмма), но и на вторичный рынок жилья.

Велосипед для богатых
Итак, с одной стороны, население, возвращающееся на рынок потребительских кредитов, с другой - пусть медленно, но растущая ипотека. Смущает в этой конструкции первая часть. Последние летние месяцы, как уже говорилось, всегда отличались сезонным ростом спроса на кредиты. Есть ощущение, что не только сезонность стала причиной нынешнего оживления. В недавно опубликованном обзоре текущей ситуации в экономике РФ Министерства экономического развития отмечается рост оборота розничной торговли в июле - он составил 0,1% по сравнению с июнем. Что примечательно, лидерами в сегменте непродовольственных товаров стали холодильники, мебель, телевизоры и компьютеры: их продажи выросли на 16-25%. Складывается впечатление, что все те, кто не успел поучаствовать в грандиозном набеге на магазины в декабре 2014 года, взяли свое на волне июльской девальвации.

А если сравнить эти данные с неутешительными цифрами по падению реальных зарплат и располагаемых доходов населения, закономерно встает вопрос: что произойдет с выданными летом кредитами, если макроэкономическая ситуация не улучшится?

"Многие розничные банк имонолайнеры не в состоянии оперативно переориентироваться на другой бизнес, и у них сейчас в принципе безвыходная ситуация: необходимо либо продолжать работать с, по сути, той же клиентской базой - с нынешними значениями ключевой ставки это стало возможно, - либо сворачиваться и уходить с рынка, - говорит независимый эксперт Павел Самиев. - Поэтому если хоть какое-то окно возможностей для роста появляется, они спешат им воспользоваться, что мы и наблюдаем. При этом большая часть заемщиков в рознице находится в тяжелой ситуации. Велика вероятность, что нынешние кредиты со временем все равно обернутся убытком". Эксперт добавляет, что даже те заемщики, которые показали себя как проблемные должники, все равно сейчас получают кредиты. "Конечно, у некоторых универсальных банков была возможность изменить свои подходы к риск-менеджменту, что они и сделали. И здесь структура клиентской базы меняется к лучшему. Но у многих монолайнеров на самом деле подход не поменялся, кредитуют они тех же заемщиков, что и прежде", - констатирует Самиев.

Сами банкиры, конечно, утверждают, что уже давно попытались отсечь не внушающих доверия клиентов и переориентироваться на более состоятельных проверенных заемщиков. "В настоящее время мы выдаем кредиты клиентам с улицы только в сегменте POS, - рассказывает Юрий Андресов. - Риски тут ниже, поскольку суммы и сроки кредита небольшие. В этом сегменте отмечается устойчивый приток новых клиентов. В остальных сегментах мы выдаем кредиты исключительно базовым клиентам". Во многом подтверждает эти слова и статистика рынка потребкредитования. Так, по данным Национального бюро кредитных историй, с начала года сильнее всего - почти на четверть - сократились выдачи небольших, до 30 тыс. рублей, необеспеченных кредитов. При этом количество кредитов от 500 тыс. рублей сократилось всего на 5%. То есть в приоритете - обеспеченные люди, верхушка среднего класса. Проблема, однако, в том, что таких клиентов не так уж много. "У нас очень ограниченный спрос на розничное кредитование, - отмечает Павел Самиев. - Он сосредоточен в той части клиентской базы, которая составляет либо нижнюю часть среднего класса, либо еще ниже - вплоть до sub-prime (заемщики с низким кредитным рейтингом из-за низких или отсутствующих доходов. - "Эксперт"). Речь не идет об ипотеке, конечно. И вся эта база лучше не становится. Есть элемент самоограничения: трезво оценивая экономическую ситуацию, мало кто будет брать потребительский кредит. Банки понимают ущербность этой системы, но она работает как велосипед: пока крутишь педали - едешь, перестал - падаешь. "Велосипед" этот сейчас уже никому не продашь, как многие раньше рассчитывали, он не такой привлекательный, но ехать приходится, крутить педали, чтобы не упасть".

Плохо, чуть лучше, терпимо
Ехать на таком "велосипеде" с каждым днем становится не просто менее комфортно, но и более опасно. В конце августа банки отчитывались о результатах полугодия цифры не внушают оптимизма, а неподготовленного наблюдателя и вовсе могут шокировать. Так, в критическом положении находится банк "Русский стандарт". Его убыток по итогам шести месяцев вырос почти в пять раз по сравнению с прошлым годом - до 21,99 млрд рублей. По данным сайта Banki.ru, "Русский стандарт" демонстрирует совершенно космическую просрочку - 30% от всего портфеля, уровень резервирования при этом составляет лишь 23,6%. И если кредиты населению в портфеле "Русского стандарта" за семь месяцев года сократились на 15,3%, по данным Fitch Raitings, то объем вкладов физлиц вырос на 2,4%, и процентная маржа пошла в разнос. Дмитрий Поляков, старший аналитик Sberbank CIB, отмечает, что"Русский стандарт" с точки зрения финансовой отчетности еще и действует в двух параллельных мирах - в мире по МСФО, в котором его собственный капитал - а значит, и капитал первого уровня - перестал существовать в первом полугодии (частично эти потери компенсировало вливание капитала во втором полугодии), и в мире по РСБУ, в согласии с которыми банк продолжает показывать сравнительно неплохой регуляторный капитал, позволяющий банку более или менее соблюдать нормативные требования ЦБ РФ. "Однако в какой-то момент банк может столкнуться с необходимостью сформировать дополнительные резервы по РСБУ, что поставит под угрозу выполнение нормативов по достаточности капитала", - предупреждает аналитик.

Если "Русский стандарт" - это омега высокомаржинального необеспеченного кредитования, то альфа, безусловно, Хоум Кредит банк. Здесь ситуация немного лучше: убыток за два квартала составил 8,8 млрд рублей (хотя год назад было 4 млрд). При этом банку стоит отдать должное: ему удается снижать просрочку, что особенно сложно на фоне падающего портфеля (сокращение на 20,5% за семь месяцев, по данным Fitch Raitings).
Наконец, совсем из рук вон плохо идут дела у маленького Связного банка, который по итогам семи месяцев потерял почти 50% своего портфеля, а просрочку нарастил до феноменальных 44%. Но у "Связного", конечно, собственная судьба: к печальным результатам его привели не столько рыночные процессы, сколько излишняя забота Центрального банка и известная история с основателем "Связного"Максимом Ноготковым (см. "Связной и пустота" в "Эксперте" № 18-19 за 2015 год). И судя по всему, удача никак не желает поворачиваться к банку.

У Тинькофф банка, по сравнению с коллегами по цеху, дела идут вполне сносно. По итогам полугодия ему удалось заработать 200 млн рублей чистой прибыли, что, правда, существенно ниже уровня 2014 года (1,6 млрд рублей). Банку помогает модель, выбраннаяОлегом Тиньковым: не присутствуя в реальном мире, не имея клиентских офисов, он избавлен от необходимости нести бремя высоких расходов. К тому же банку удалось довольно изящно нарастить кредитный портфель: число выпущенных карт сократилось за полгода на 265 тыс., а вот лимиты по действующим выросли. Причем рост был зафиксирован именно в сегменте карт с высоким (выше 100 тыс. рублей) лимитом.

Конец золотого века
Конечно, каждый банк несчастлив по-своему, но общая причина, приведшая к нынешнему кризису, все-таки есть. Сложившаяся в 2010-2011 годах модель, давшая начало розничному ренессансу, на поверку оказалась нежизнеспособной. Агрессивная экспансия на все новые и новые рынки, бесконтрольное наращивание клиентской базы, попытки заложить все мыслимые риски заигрываний с sub-prime в ставку изжили себя буквально за три года. Можно, конечно, говорить о том, что банки-монолайнеры подкосила макроэкономическая ситуация, а свою лепту внес Центральный банк, взявшийся за снижение ставок на рынке, но основной причиной сегодняшних проблем все равно будет непомерная закредитованность населения и выстроенные на рынке потребкредитования пирамиды рефинансирования.

"Банки, конечно, показывают убытки, но выйти из них можно за один день: достаточно создать большой объем резервов, а со следующего месяца начать показывать прибыль, - объясняет исполнительный директор, главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников.

- Но для многих создание таких резервов чревато потерей капитала, поэтому они создают резервы лишь в таких масштабах, чтобы выдержал капитал. Потери банки несут по портфелю, который создан, и с этим ничего нельзя поделать: все было посеяно, теперь пришло время жатвы. Учитывая, что все эти кредиты необеспеченные, с ними вообще мало что можно сделать. Можно, конечно, работать с коллекторами, но возможности коллекторов тоже не безграничны. В этом случае есть только один выход: разбавлять плохие кредиты новыми хорошими и отбивать таким образом убытки. Но если у тебя ограничен капитал, то ты этого тоже не сможешь сделать. В этом и проблема".

Из сложившейся ситуации есть только два выхода. Первый - подсесть на регулярные вливания капитала и стремительно их проедать, ожидая новой порции. Этим, например, занимается "Русский стандарт ". В мае владелец банка Рустам Тарико докапитализировал его на 3,8 млрд рублей: банк купил акции алкогольного холдинга Roust Corporation, совладельцем которого также является господин Тарико, а затем получил эти деньги в капитал. Затем по такой же схеме в капитал поступило еще 9,35 млрд рублей. Одновременно"Русскому стандарту" удалось войти в перечень банков, которые могут рассчитывать на докапитализацию через ОФЗ, хотя изначально государственная программа не предполагала поддержку розничных игроков.

Есть и более элегантные методы поддержки капитала: скупка на рынке собственных долговых обязательств. Этим занимался, например, Хоум Кредит банк: выкуп собственных субординированных евробондов в объеме 214 млн долларов принес ему прибыль в размере 406 млн рублей. "Часть банков привлекает депозиты в валюте, которые в принципе некуда направить, кроме как на выкуп своего внешнего долга, - объясняет Михаил Матовников. - Преимущество такого выкупа, если он котируется с существенным дисконтом, состоит в том, что ты моментально ставишь себе эту разницу в прибыль и в капитал. Поэтому банкам, которые, как считается, находятся на грани банкротства, выгодно покупать свои обязательства с рынка - если они торгуются с высокой доходностью. Но сейчас таких возможностей становится все меньше, и речь уже идет о том, у кого насколько велик запас прочности".

Пора меняться
Второй путь, по которому может пойти банк, - смена собственной бизнес-модели. " Думаю, что большинство монолайнеров попытаются диверсифицировать бизнес, - говорит Павел Самиев. - Но это будет уже не та диверсификация, которая провозглашалась раньше и основывалась на продаже тем же клиентам каких-то дополнительных услуг - от страхования до карточных. Как показала практика, когда начал проседать рынок кредитов, просели смежные вещи. Поэтому для них остается только одно: пытаться не так сильно зависеть от одного бизнеса - по сути, перестать быть монолайнерами".

Примеры такой перестройки на рынке есть. Самый радикальный демонстрирует Совкомбанк, который теперь уже нельзя назвать ритейлером: еще в октябре у банка было всего 2,8 млрд корпоративных кредитов, по итогам семи месяцев их стал 31 млрд. Будучи изначально консервативным игроком (что ему и помогло не войти в пике, как остальным: пожилые люди оказались самыми добросовестными заемщиками), Совкомбанк и на новом рынке не стал изменять своим принципам: портфель растет за счет кредитов крупнейшим государственным компаниями, бюджетам регионов и муниципалитетов. "Банк принял решение изменить стратегию в середине 2014-го, - еще в июне рассказывал "Эксперту" первый зампред правления Совкомбанка Сергей Хотимский. - Цель - до конца года довести долю корпоративного портфеля до 50 процентов с учетом запланированного падения розничного портфеля. Рыба ищет, где глубже, а банк - где выше ROE. Сейчас высокий ROE в корпоративном кредитовании".

На втором месте по готовности пересмотреть ошибки прошлого - банк "Восточный экспресс". "Родившись" в дальневосточном регионе, банк в свое время принял на вооружение экстенсивную модель развития и планомерно продвигался на запад страны. Сейчас аппетиты стали гораздо скромнее. "Восточный экспресс" с начала года сократил свою сеть на 40% и решил внимательнее присмотреться к родным восточным берегам. "Концентрация нашего бизнеса и сети всех форматов на домашних рынках очень велики, - говорит Алексей Кордичев, и. о. председателя правления "Восточного экспресса". - По сути, в этом регионе у нас крупнейшая после Сбербанка сеть офисов, и для многих клиентов "Восточный" является банком "первого выбора". Именно поэтому мы решили, что в рамках нашей стратегии наиболее целесообразно концентрироваться на развитии на Дальнем Востоке. Причем мы планируем сделать шаги в направлении банковского обслуживания корпораций и малого бизнеса, инвестпроектов с государственным участием на Дальнем Востоке". Помимо осторожных шагов на ниве корпоративного кредитования банк собирается реализовать еще два важных аспекта новой стратегии: стать высокотехнологичным "продвинутым" банком и работать с так называемым верхнемассовым сегментом. "Основой стратегии банка будет клиент с зарплатой порядка 40 тысяч рублей. Мы исходим из того, что есть достаточно большая клиентская группа, которая не пользуется зарплатными проектами в госбанках и не имеет доступа к дешевым кредитным предложениям. В то же время эти люди не хотят платить два процента в день микрофинансовым организациям по понятным причинам. Они добросовестны в кредитном отношении и являются для нас как раз той целевой группой, которой мы можем предложить концепцию такого бережного и разумного кредитования", - добавляет Кордичев.

Все остальные пока не готовы к таким радикальным переменам и предпочитают точечно совершенствовать продуктовую линейку, совмещая возможность получения комиссионного дохода с оптимизацией издержек. Так, Тинькофф банк уже в прошлом году запустил зарплатный проект.
Есть еще одно направление, в котором розничные гиганты могли бы - но пока не готовы - работать. Это ипотека. "Как развивалась бизнес-модель монолайнеров? Сначала "Русский стандарт" специализировался на POS-кредитовании.

Это были экстремально дорогие кредиты на маленькие суммы, - напоминает Михаил Матовников. - Затем этот рынок был освоен, и расти на нем прежними темпами стало невозможно. Тогда банки перешли на кредиты наличными. Причем если начиналось все с кредитов на 30 тысяч рублей под условные сто процентов, то со временем появились полуторамиллионные кредиты под 18 процентов годовых. И когда вы начинаете выдавать кредит на полтора миллиона, вы видите, что в стране средний ипотечный кредит примерно такой же. Конечно, потребительский кредит вы выдаете под 18 процентов, но он необеспеченный, а ипотечный - под 13 процентов, но он с обеспечением. Какое-то время 18 процентов еще кажутся интереснее, но в конце концов, как и во всех предыдущих случаях, этот рынок выдыхается. Поэтому мы находимся в ситуации такого перехода: потребительские кредиты, конечно, будут расти, но не так, как прежде. Нужно искать новый рынок, и я полагаю, что таким рынком станет ипотека".


Вся пресса

 
 
 
Описание
 
 
 

Если вы забыли логин или пароль,
свяжитесь с своим
персональным менеджером

Этот сайт использует «cookies» и собирает следующие данные в целях улучшения его работы (Google Analytics): IP-адрес компьютера, страна, дата и время посещения, тип браузера сайта, тип операционной системы, модель мобильного устройства, тип мобильного устройства, идентификатор клиента в системе Google Analytics. Условия использования и порядок отключения смотрите здесь. Для продолжения работы с сайтом нажмите: «Согласен(на)»