Создавая свою кредитную историю, Вы создаете себе будущее
Главная / Пресс-служба / Пресса о нас / Гонка на выживание // Коммерсантъ-Деньги

Гонка на выживание // Коммерсантъ-Деньги

21.12.2015
Без новостей об отзыве лицензий не обходилась практически ни одна неделя уходящего года. Более девяти десятков банков, в основном региональных, вынуждены были прекратить свою деятельность в 2015-м: кто-то слился с крупной федеральной финансовой организацией, кого-то подвергли санации. По прогнозам экспертов, тенденция сохранится и в наступающем году — банковский сектор продолжит терять игроков.

ЮЛИЯ САВИНА
На прошлой неделе Центробанк отозвал лицензии сразу у трех московских финансовых организаций: Дил-банка, КБР Банка и банка "Ренессанс". Причины стандартные: размещение денежных средств в низкокачественные активы и, как следствие,— утраченный капитал, отсутствие адекватных принятым рискам резервов на возможные потери по ссудам, сомнительные операции по выводу средств за рубеж, нарушение российского законодательства о противодействии отмыванию денег. Все три банка были участниками системы страхования вкладов, поэтому еще до Нового года их клиенты начнут получать выплаты по депозитам. Также регулятор опубликовал список системно значимых банков, куда вошли лишь десять организаций, тем самым показав, что сужению банковского сектора практически нет предела. Напомним, глава ЦБ Эльвира Набиуллина еще в октябре предупреждала: политика регулятора по ужесточению надзора в банковском секторе продолжится, объясняя это тем, что подобные меры являются частью "оздоровления банковского сектора, избавления от слабых игроков". Десятку системно значимых кредитных организаций составляют: Сбербанк, Росбанк, Юникредит-банк, Газпромбанк, Банк ВТБ, Альфа-банк, Банк "ФК Открытие", Промсвязьбанк, Райффайзенбанк и Россельхозбанк. На их долю приходится более 60% совокупных активов российского банковского сектора. К этим финансовым организациям применяются дополнительные требования к достаточности капитала в соответствии с "Базелем-3", а также на них распространяются требования по соблюдению показателя краткосрочной ликвидности.

По словам старшего научного сотрудника Института экономической политики имени Гайдара Сергея Жаворонкова, в целом рентабельность банковского бизнеса снижается: "Если до кризиса 2008-2009 года нормальным положением дел было, когда банк продавался за два капитала, а то и больше, то сейчас хорошо, если банк уходит за капитал, а обычно и меньше. То есть банк стоит меньше, чем у него активов". Это приводит к образованию в банковской системе отдельных сегментов. "Первый сегмент — это сегмент госбанков, которые получают от государства взносы в уставный капитал, фактически государство формальным образом гарантирует участникам рынка, что с этими банками все будет в порядке. Второй сегмент — то, что банкиры называют банками-пылесосами: речь идет о банках, которые привлекают средства населения под высокий процент, после чего разоряются и вешают свои долги на государство — на Агентство по страхованию вкладов. Банки третьей категории фактически обслуживают какое-то определенное предприятие. И последний сегмент — негосударственные банки, которые признаны Центральным банком системно значимыми. На них, совокупно с несколькими госбанками, приходится в сумме две трети активов российского банковского сектора",— рассказывает эксперт.

Абсолютное большинство аналитиков предрекают существенное сужение банковского сектора в следующие пару лет. Банки-пылесосы и "карманные" банки, обслуживающие интересы узкой группы лиц, скорее всего, прекратят свое существование. По прогнозам главы Сбербанка Германа Грефа, около 10% российских банков могут лишиться лицензии в следующем году. Греф объясняет это низким уровнем достаточности капитала. Глава Сбербанка отметил, что в кризис банковский сектор пострадал больше всех, хотя политику Центрального банка можно считать адекватной.

"Шок на рынке был не виной Банка России, а был вызван рядом сложившихся факторов,— заявил Герман Греф.— Сейчас банковский сектор расчищается от мертвых организаций. Это для него полезно".

Ранее глава Сбербанка заявлял: "То, что мы сейчас видим,— это масштабнейший банковский кризис". По мнению Германа Грефа, за последние 20 лет это самый тяжелый и затяжной кризис в банковской системе. Глава Центробанка Эльвира Набиуллина ответила на это, что "никакого кризиса в банковской системе нет. Банковская система, как и вся экономика, переживает непростые времена, но она показала быструю способность адаптироваться к нынешним условиям".— "Если ситуация, когда каждый пятый банк — банкрот и банковская система получает 2 трлн рублей помощи — это не кризис, тогда я не знаю, что такое кризис",— парировал Греф.

Эксперты дают неутешительные прогнозы функционирования финансового сектора в следующем году. По оценкам S&P, российским банкам в 2016-м может понадобиться 850 млрд рублей дополнительного капитала при росте активов на 10%. Предварительные подсчеты аналитиков показывают, что по итогам 2015 года чистые убытки банковского сектора составят 50-70 млрд рублей по международной отчетности в сравнении с примерно 220 млрд рублей чистой прибыли в 2014 году. За последние десять лет это будут худшие показатели.

Сергей Жаворонков согласен с главой Сбербанка в том, что число банков в России будет уменьшаться, но этот процесс должен носить естественный характер, а не "характер подозрения", считает эксперт. "У нас бывали странные ситуации (как, например, с Мастер-банком два года назад), когда у нас банкротят банки, которые работают, выдают вклады, но срочно изменяется оценка его активов, собственникам выдвигается требование докапитализировать организацию и т. д. Это была история сомнительного свойства",— вспоминает Жаворонков.

Впрочем, по его мнению, "вымирание региональных банков — процесс объективный, и он продолжится". Жаворонков объясняет: "Банк может существовать, если у него есть какой-то устойчивый крупный акционер в виде какого-то крупного предприятия, но таких мало, в том числе в регионах. В противном случае в кризис, когда идет рост невозврата кредитов, модель банковского бизнеса может стать неустойчивой, если нет акционеров, которые могут прийти на помощь, хотя бы временно. А большая часть богатых людей проживает не в регионах, отсюда проистекают и все остальные проблемы".

Анатолий Аксаков, президент Ассоциации региональных банков России, председатель комитета ГД по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству также называет нынешнюю ситуацию в банковской сфере "естественным процессом консолидации рынка". "Сам рынок сужается, и количество банков уменьшается. Но хотелось бы, чтобы в каждом регионе сохранилась еще и местная банковская система, которая бы создавала конкуренцию крупным федеральным банкам, вынуждала их работать более гибко и делать приемлемые процентные ставки",— констатировал депутат. По его мнению, отзыв лицензии у любого банка оборачивается для клиентов — прежде всего это касается юридических лиц — потерей денег. "Физические лица,— рассказывает Аксаков,— возвращают деньги благодаря системе страхования вкладов. К тому же многие научились дробить вклады, чтобы не попасть в сложную ситуацию. Для юридических же лиц это проблема, и особенно неприятна она для малых предприятий".

Именно малый и средний бизнес больше всего страдают от чистки банковского сектора. В погоне за выгодными предложениями они нередко обслуживаются в банках, у которых нет "якорных" клиентов в виде, например, крупных градообразующих предприятий, а потому эти финансовые организации подвержены наибольшему риску ухода с рынка. По мнению бизнес-омбудсмена Бориса Титова, по степени своей осведомленности о деятельности банковской системы и, в частности, по способности оценить надежность тех или иных кредитных организаций, микро- и малые предприятия вообще редко отличаются от большей части граждан и индивидуальных предпринимателей. Именно поэтому уполномоченный по правам предпринимателей говорит о необходимости распространить защиту, предоставляемую системой страхования вкладов физических лиц, на средства, находящиеся на банковских счетах (во вкладах) субъектов малого бизнеса. При этом Борис Титов предложил увеличить максимальную страховку по вкладам индивидуальных предпринимателей с нынешних 1,4 млн рублей до 5 млн рублей. Предложение стало ответом на жалобы разоряющихся предпринимателей, для которых закрытие их банка означает фактически банкротство бизнеса: они сразу теряют возможности рассчитываться с контрагентами, платить зарплату сотрудникам и налоги. Правда, такая мера защиты предпринимателей от агрессивной политики ЦБ не нашла поддержки у Министерства финансов. По мнению заместителя министра финансов Алексея Моисеева, это приведет к повышению уровня ставок кредитования в банковском секторе и потере контроля над системой страхования вкладов. "Минфин России против распространения государственного страхования вкладов на вклады и счета юридических лиц",— заявил замминистра.

Регионы по-разному переживают потери финансовых организаций — последствия для региональной экономики не всегда оказываются драматическими. Так, в ноябре была отозвана лицензия у оренбургского НСТ-банка, с которым работало градообразующее предприятие города Новотроицка "Уральская сталь". По объяснению регулятора, банк проводил высокорискованную кредитную политику и не создавал адекватных принятым рискам резервов на возможные потери по ссудам. При этом деятельность кредитной организации была ориентирована на агрессивное привлечение денежных средств населения. Кроме того, НСТ-банк не исполнял требования надзорного органа, направленные на ограничение указанных операций. Поскольку "Уральская сталь" входит холдинг "Металлоинвест" и может быстро наладить отношения с другим кредитным учреждением, экономика региона от ухода банка не пострадала. А несколько тысяч вкладчиков--физических лиц получат деньги через Агентство по страхованию вкладов.

В Приволжском федеральном округе в 2015 году развитие банковской системы происходит в русле ситуации в российском банковском секторе и экономике в целом. Общим трендом стало сокращение административных расходов банков за счет закрытия неэффективных офисов. Число действующих офисов и операционных касс банков в ПФО за девять месяцев 2015 года сократилось с 9675 до 8613; число действующих кредитных организаций — на три. По состоянию на 1 октября там работает 89 банков, причем основной объем финансовых услуг населению, бизнесу и госорганам оказывают именно федеральные банки. Концентрация активов в регионе повторяет общую ситуацию в отрасли: 20 крупнейших кредитных учреждений контролируют 80% банковских активов в Приволжье.

Сокращение числа офисов банки стремятся компенсировать переводом клиентов на обслуживание через интернет, где предоставляется возможность пополнять депозитные счета и переводить с них средства, подавать заявки на кредитование, осуществлять платежи. "За первые девять месяцев 2015 года активы банков в Приволжском федеральном округе выросли на 11% и составили на 1 октября 1,9 трлн рублей,— заявил главный аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин.— Финансовые результаты банков в этом округе в текущем году ухудшились по сравнению с прошлым годом, что также соответствует общему тренду. Убыток банков в ПФО за первые девять месяцев 2015 года составил 20,8 млрд рублей против прибыли 11,3 млрд рублей за весь 2014 год. Наиболее слабым стал третий квартал, на который пришлось 19,2 млрд рублей убытков. В то же время в целом по банковской системе отмечается постепенное восстановление прибыли банков на фоне удешевления фондирования. Финансовые результаты банков ПФО ухудшились в третьем квартале, очевидно, из-за реализации кредитных рисков и роста просроченной задолженности клиентов".

В Оренбургской области, по словам Монастыршина, активы сократились на 0,8%, и обусловлено это главным образом сокращением краткосрочных остатков средств бюджетных организаций и корпоративных клиентов. В то же время депозиты населения выросли с 19 млрд рублей, до 21,2 млрд (+11,5% с начала года). Основное влияние на прирост депозитов оказали капитализация процентов и переоценка валютных счетов. "На фоне ухудшения финансового состояния населения в регионе за 10 месяцев 2015 года просроченная задолженность по кредитам физлиц выросла на 45% и составила 326,5 млн рублей",— рассказал Дмитрий Монастыршин. По его словам, просроченная задолженность по кредитам корпоративным клиентам также выросла, но меньшими темпами (+12,8% с начала года) и составила на 1 ноября 2015 года 996,2 млн рублей. По мнению аналитика, сокращение числа действующих банков в 2016 году на 10%, если это будут мелкие финансовые организации, пройдет практически незаметно. "По состоянию на 1 октября в России действует 767 кредитных учреждений. При этом на 200 крупнейших банков приходится 96,9% всех активов, а банки с 201-го по 767-е место консолидируют лишь 3,1% активов. Таким образом, деятельность более 500 банков в России практически незаметна в масштабах всей системы и может быть замещена более крупными банками",— разъяснил он. Поскольку у федеральных банков широкая региональная сеть, значительные финансовые ресурсы, а также широкий спектр услуг и высокие стандарты обслуживания, клиенты, переходя в крупные банки, получают более качественный сервис.

Федеральные банки, санирующие региональные кредитные учреждения, имеют возможность подкорректировать их портфель и заинтересовать клиентов новыми продуктами. При этом на начальном этапе подход к "переходящим клиентам" иногда даже более лояльный, чем к "своим". Конечно, совсем не заметить перехода невозможно, но обычно все быстро улаживается — оба учреждения работают в штатном режиме пока клиенты полностью не перейдут на обслуживание в новый банк.

В банковский кризис остро стоит проблема выбора организации, которой можно доверить свои финансовые дела. Сейчас число таких банков снижается, однако они все равно остаются, работают с физическими и юридическими лицами. Предоставляют международное финансирование и предлагают расчетно-кассовое обслуживание, принимают вклады и работают с инвестициями, выдают кредиты. В свою очередь, граждане сейчас более взвешенно подходят к вопросам кредитования. По подсчетам аналитиков из Национального бюро кредитных историй (НБКИ), число действующих в России потребительских кредитов за девять месяцев нынешнего года сократилось на 10,2%.

При этом средняя сумма кредита выросла по стране на 3-9%. Самый большой чек у жителей Дона и Кубани (около 180 тыс. рублей), а меньший — в Астраханской области (154 тыс. рублей).

"В 2015 году основным источником развития необеспеченного кредитования и, в частности, сегмента кредитов на покупку потребительских товаров стали собственные клиентские базы и заемщики с хорошей кредитной историей,— говорит генеральный директор НБКИ Александр Викулин.— Использование этого потенциала требует от кредитора развитой системы управления рисками, контроля поведения заемщиков на всем протяжении действия кредитного договора, мощной аналитики по прогнозу дефолта. Однако в результате кредитор получает кредитный портфель существенно лучшего качества и с прогнозируемой доходностью. Тот факт, что многие кредиторы в 2015 году существенно повысили эффективность систем управления рисками, говорит о том, что рынок выбрал путь развития, ориентированный прежде всего на качество портфеля, а не на его размер".

По сути, только такой подход и может помочь финансовым организациям выжить в нынешней сложной экономический ситуации. Федеральные банки, которые приходят в регионы со своими системами оценки заемщика, налаженным сервисом и долгосрочными прогнозами развития, способны адаптироваться к любым условиям.


Вся пресса

 
 
 
Описание
 
 
 

Если вы забыли логин или пароль,
свяжитесь с своим
персональным менеджером